Ива

Дремлют плакучие ивы.
Тихо склонясь над ручьем….

Русская народная песня

У дорог, ручьев, на берегу рек, озер и прудов или недалеко от жилья часто можно встретить большое раскидистое дерево, достигающее иногда тридцатиметровой высоты. Это ива белая, или ветла. Ветви у ветлы зелено-желтые. Кора и нижняя сторона листьев покрыты шелковистыми волосками, напоминающими белесоватый налет. Вам, наверное, не раз приходилось наблюдать, как в считанные секунды лишь стоит подуть порывистому ветру, крона ветлы из зеленой превращается в серебристо-белую. Если ива растет у воды, то здесь особенно заметно, как тонкие гибкие ветви, словно обессиленные, свисают вниз, кончиками листьев касаясь воды. Быть может, поэтому за ивой прочно закрепился эпитет «плакучая».

В народном поэтическом представлении ива — символ грусти и красоты. В сказках, песнях и легендах многих европейских народов ива уподобляется живому существу. Она говорит и плачет, а если ее рубят, то из нее течет кровь. Как к живому существу, обращены к иве слова русской народной песни:

Ивушка, ивушка
Зеленая моя,
Что же ты, ивушка,
Невесело стоишь?
Или тебя, ивушка,
Солнышком печет,
Солнышком печет,
Частым дождичком сечет?

В мифах древней Греции с ивой связано все только грустное и печальное. Например, в Колхиде, на пути к золотому руну, Медеей была посажена ивовая роща. На ивы, растущие в этой роще, существовал обычай вешать тела умерших. Под землей в роще Персефоны, владычицы преисподней, тоже растут печальные ивовые деревья. А в мифе о Геракле одна из хранительниц чудесных золотых яблок так горько оплакивала похищенные Гераклом яблоки, что была превращена в иву.

У американских индейцев ветки ивы были символом мира, дружбы и гостеприимства.

В знак торжественного пира.
Приглашения на свадьбу,
Всем соседям ветви ивы
В этот день она послала.

Так говорится в поэме Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате» о матери Гайаваты. Ветки ивы были у индейцев своеобразными пригласительными билетами. Символическое значение придавалось также ивовой коре. Кору непременно добавляли в табак трубки мира, которую курили вместе с гостями. Поэтому хозяйка

Тотчас каменные трубки
Табаком набила южным,
Табаком с травой пахучей
И с корою красной ивы.

Год за годом, из поколения в поколение наблюдая за ивой, русские крестьяне подметили, что коли ива рано инеем покрылась, то быть долгой и затяжной зиме. Это примета осенняя. А вот и весенняя, очень важная для земледельца: «Когда с ивы пух летит, сей поздний овес».

«Приживчивое дерево из тычка растет»,- говорится в народной поговорке. Это относится и к иве. Подобно тополю, свежесрубленный весною ивовый кол легко прорастает. Эту необыкновенную приживчивость ивы в некоторых местах использовали при выращивании глухих живых изгородей. За быстроту роста, а в особенности за красивую форму кроны и мягкий серебристо-зеленый цвет листвы ветлу разводят как декоративное дерево в садах и парках.

Ивовая кора — один из лучших дубителей, применяемых при выделке кожи. Особенно широко применялась она как дубитель в северных районах страны, где, как известно, дуб не растет. На Руси с ивовым корьем выделывался особый сорт кожи — так называемая юфть. В переводе с голландского «юфть» означает «пара». Такое название легко становится понятным, если вкратце познакомиться с технологией выделки юфти. Две шкуры сшивались вместе, и в полученный таким образом мешок насыпали мелко измельченное ивовое корьё. Мешок зашивали и опускали в воду. Кожа одновременно дубилась и окрашивалась в красно-коричневый цвет. Краснодубная кожа шла на изготовление верха обуви и шорно-седельных изделий.

В красильном деле ивовое корьё применяли для окраски шерсти в коричневый и черный цвета. Из коры, которая оставалась после очистки прутьев, предназначенных для плетения, иногда приготавливали морилку для окраски древесины. Ивовую кору заливали водой, добавляли поваренную соль и уксус, а затем варили. Когда отвар становился темно-коричневым, в него погружали изделие из березы или липы и продолжали варить. Обработанная таким образом береза приобретала некоторое сходство с ценной ореховой древесиной.

Ивовая кора находит широкое применение в медицине. Отвар ивовой коры в народной медицине применяли при лечении простудных заболеваний. Давно было замечено, что сок коры снижает температуру и успокаивает ревматические боли. Сравнительно недавно ученые научились получать из ивовой коры аспирин, который стал теперь одним из самых распространенных лекарств при лечении простудных заболеваний.

Народные умельцы использовали полоски ивовой коры для плетения. Из них плели посуду, обувь, вили веревки и путы для лошадей, ткали небольшие коврики.

Ива белая, или ветла,- ядровая порода с узкой белой заболонью и буро-красным ядром. Древесина ядра окрашена неравномерно. На продольных разрезах видны темные и светлые полосы, которые идут вдоль волокон. Граница между ядром и заболонью расплывчатая.

Годичные слои древесины ивы различаются на всех разрезах простым глазом благодаря узкой темной полоске, проходящей на их границе.

Сердцевинные лучи настолько мелкие, что их невозможно различить невооруженным глазом. В древесине встречаются сердцевинные повторения. На поперечном разрезе они представляют собой небольшие светлые пятнышки, а на продольном — светлые черточки.

Ивовая древесина очень легкая и мягкая, мало усыхает и при сушке почти не растрескивается.

В крестьянском хозяйстве ивовая древесина шла на самые различные нужды. В степных районах нашей страны из ивовых кряжей строили бани, амбары и даже жилые дома. Из крупных стволов долбили корыта, водопойные колоды, вытесывали клепки для бондарной посуды, легкие лопаты для хлеба и снега. Из ивовых досок сколачивали легкие и теплые ульи.

Древесина ивы хорошо режется различными режущими инструментами. Поэтому из нее умельцы изготовляли токарную и  резную посуду. Пролежав долгое время в  воде, древесина окрашивается в серо-фиолетовый цвет с розовыми и голубоватыми оттенками. В фиолетовый цвет окрашивается также древесина живого дерева, если корни и нижняя часть ствола долго находятся под водой.

Гибкость — одно из самых замечательных свойств ивовой древесины. Трудно отыскать более универсальный материал для плетения, чем ивовые прутья. В старину крестьяне заготавливали ветки ивы так называемым безвершинным способом. У ветлы, растущей недалеко от дома, они спиливали вершину, которая шла на дрова и различные поделки. К осени оставшаяся на корню часть ствола густо обрастала молодыми побегами, годными для плетения. Большую часть прутьев срезали, а к следующей осени на их месте вырастали новые. Примерно так же поступают на современных корзиночных производствах, разводя на специальных участках ивы культурных видов — прутьевидную, пурпурную и другие. Срезанные ветви ежегодно возобновляются. Из тонких годичных веток ветлы крестьяне плели корзины, из двух-трехлетних гнули ободы для бондарной посуды, а из более толстых — дуги для конской упряжи. Если нужно было выгнуть ручку-«палец» для косы-литовки, рубили ветку ветлы толщиной примерно в два пальца, подрезали ее до сердцевины и, осторожно согнув, обжимали черенок косы. Ну а если мастерили туесок из бересты, то и тут не обходились без ивы. Два тонких прутка шли на ободки, а из более толстого кругляша вырезали, а затем гнули ручку. В тех местах, где были распространены соломенные крыши, ивовыми прутьями подвязывали жерди, прижимавшие солому к слегам.

В современном производстве ивовые прутья используются для плетения мебели и разнообразных корзин. Из древесины делают обечайки для сит, пяльцы для вышивания и теннисные ракетки.

Кроме ветлы, в нашей стране произрастает еще более 170 видов ив. Различия между многими видами настолько мало заметны, что их установить могут только специалисты. В обиходе известно лишь несколько видов ив, обладающих яркими и своеобычными внешними признаками и определенной сферой хозяйственного применения. И конечно же, каждый из этих видов получил яркое, запоминающееся, подчас образное название: бредина (ива козья), ива трехтычинковая (белотал), или пурпуровая (желтолоз), ива ломкая (ракита), ива пятитычинковая (чернотал), ива остролистая (верба).

Ранней весной, когда в лесу еще не полностью сошел снег и серые ветви деревьев кажутся безжизненными, вдруг где-нибудь у обочины лесной дороги или на краю небольшой поляны яркими желтыми огоньками вспыхнут на солнце цветы ивы-бредины. Здесь вокруг сладко пахнущих золотых шариков суетливое весеннее оживление. Солнце ранней весной обманчиво, и многочисленные шмели и пчелы, мухи и бабочки спешат собрать первые весенние лесные дары: пыльцу, нектар. Ива-бредина — самый ранний медонос. А когда бредина отцветет и оденется листвой, под ней можно встретить уже непрошеных гостей — овец и коз. Домашние козы настолько большие любители ивовой листвы, что в народе бредину стали называть козьей ивой. Но и промысловые лесные животные не прочь полакомиться зимой сухими ивовыми листьями и молодыми ветками, которые егеря заготавливают наравне с сеном.

На Кавказе козья ива служила объектом поклонения, как и другие священные деревья, ее называли «зеленым крестом». В некоторых местах существовал обычай, обязывающий жениха перед весенним праздником пасхой с четверга на пятницу приносить в церковь ствол ивы с ветками, увешанными разноцветными шерстяными нитками и платками — подарками невесте. Наряженная ива стояла в церкви до праздника. В день праздника иву вместе с ее нарядом торжественно сжигали.

В народной медицине почечные чешуйки, источающие сильный и  приятный аромат, применяли как  средство от  малярии.

Древесина ивы-бредины имеет красновато-бурую или желтовато-бурую окраску. Мягкая и легкая древесина хорошо режется и полируется. Из-за тонкого ствола ее применяют лишь для мелких токарных и резных работ. Из нее получается хороший уголь для пороха.

Есть предположения, что когда-то в Тверской губернии из ивы-бредины была изготовлена самая первая брёлка — звонкоголосый духовой народный инструмент. А имя свое брёлка получила в честь местного названия бредины, из которой обычно она вырезалась…

Где жмутся над омутом лозы,
Где летнее солнце печет,
Летают и пляшут стрекозы,
Веселый ведут хоровод.

Эти стихи А. К. Толстого посвящены лозе, называемой также белолозом, белоталом, а в науке — ивой трехтычинковой. Этот небольшой кустарник растет по берегам рек, озер и других водоемов почти во всех районах нашей страны. Листья у белотала продолговатые, длинные, узкие и блестящие. Кора зеленовато-желтая снаружи и лимонно-желтая изнутри. Кора лозы — один из лучших дубителей, так как содержит большое количество дубильных веществ — танинов. В медицине из нее получают салицин, который применяется как дезинфицирующее и жаропонижающее средство. «Салицин» в переводе с латинского означает «ива». Его применяют также в производстве желатина, клея, красок и белковых препаратов. Красильщики получают из коры белотала желтый краситель.

Длинные тонкие прутья белотала — ценное сырье для плетения. Они имеют высокую эластичность и хорошо гнутся. У очищенных от коры прутьев белая и чистая поверхность с красивым глянцевым блеском. Мастера охотно применяют прутья белотала для плетения изящных декоративных изделий.

Неокоренный прут идет на различные хозяйственные нужды. Это такой материал, который используют прямо недалеко от места произрастания. Из белотала делают различные запруды, укрепляют плотины и размываемые берега. В степных районах ивовые прутья связывают в специальные маты, которые используют как строительный материал для хозяйственных построек. Из неокоренного белотала плетут тарные корзины и рыболовные верши…

Уж верба вся пушистая
Раскинулась кругом;
Опять весна душистая
Повеяла крылом.

Кто не знает эти стихи, посвященные вербе и весне русским поэтом Афанасием Фетом…

Ботаники называют вербу довольно прозаично — ивой остролистой. Еще зимой почечные чешуйки вербы покрываются пушистыми барашками. В каждом барашке, как в теплой заячьей шубке, дремлет, укрывшись от зимних морозов, сережка. Появляются барашки и на других видах ив. Но на красно-малиновых, словно отполированных до глянца, ветках вербы они более эффектны и сразу же бросаются в глаза. Появление на вербе барашков в пору, когда все кругом еще погружено в зимнюю спячку, казалось человеку маленьким чудом и сигналом к пробуждению природы. Поэтому ветки вербы почитались как символ пробуждающейся природы. Еще древние славяне приписывали вербе волшебные свойства. Считалось, что ветки вербы способны уберечь человека от всяческих несчастий и козней злых духов. Они же оберегали посевы и охраняли скот. Ветка вербы была подобна амулету, который хранили в красном углу избы, но не забывали повесить веточку и на скотном дворе. А весной, когда наступала пора в первый раз выгонять скот в поле, хозяйки ласково похлестывали своих буренушек ветками вербы, специально прибереженными для этого случая. Считалось, что после такого напутствия корова не утонет в болоте, не отравится ядовитой травой, не попадется в зубы волку и, конечно же, будет давать много молока — вкусного да жирного. Вот, оказывается, какой «волшебной» силой обладает высохший прутик вербы. Теперь, конечно, ветке вербы уже не придают мистического значения, но как символ пробуждающейся природы изящная огненно-красная веточка с белыми шелковистыми барашками всегда добрый гость в нашем доме.

В некоторых районах страны, где верба растет в изобилии, гибкие и тонкие ветки применяют для плетения корзин и мебели, а более крупные идут на обручи. Хороши для плетения длинные тонкие корни вербы. Заготовку корней вербы ведут обычно в районе торфоразработок.

© 2017 — woodmagic.ru
Все права защищены