Ель

Уж ты ель моя, ёлушка,
Зеленая сосенушка.
Все ли на тебе густы веточки?
Все ли на тебе верхушечки,
Зеленые макушечки?
Русская народная песня

Даже в солнечные дни сумрачно и прохладно в еловом лесу. Густохвойные лапы елей, увешанные седыми бородами лишайников, почти не пропускают к своим подножиям солнечный свет. И только кое-где на подстилке из побуревшей хвои можно заметить редкие солнечные зайчики. В еловой чаще почти нет никакой растительности, скудна она и там, где ели растут более свободно. Здесь можно встретить чаще всего грушанку, кислицу и брусничник. Внимательный наблюдатель обязательно обратит внимание на то, что у всех этих растений белые цветы. Так уж устроено зрение насекомых-опылителей, что в сумерках елового леса они не могут различить ни желтого, ни голубого, ни красного цвета, а лишь только белые. Вот и выжили те растения, которые цветут белыми цветами, да к тому же не боятся затемнения.

Не растут в еловой чащобе и хорошие грибы. Здесь встретишь разве только красноголовые горькуши да скользкие желтоногие мокрухи. Но зато на полянах под елочками да на солнечных опушках или там, где ель растет вперемежку с березами, растет сам царь грибов — знаменитый боровик и не менее знаменитый рыжик.

В солнечный зимний день в еловом лесу светло и радостно. Белки, дятлы и клесты находят здесь жилище и пищу. А клесты даже в лютые морозы выводят своих птенцов в гнездах, укрытых заснеженными лапами ели.

В древности народы Западной Европы считали ель покровительницей зверей, птиц и растений. Добрый дух ели защищал человека от  всяческих жизненных невзгод. Ель  почитали как символ вечной жизни и молодости. Древние германцы, стараясь задобрить могучий дух леса, живущий в священных елях, вешали на их ветви всевозможные украшения. У германцев обычай рядить елку переняли голландцы и англичане. Позже, когда было утрачено магическое значение обряда, елку продолжали рядить по традиции на Новый год. Стройная и пушистая, покрытая вечнозеленой хвоей, она наполняет раз в году человеческое жилище свежим смолистым ароматом. Трудно себе представить Новый год без елки. А сколько радости испытывают взрослые и дети, украшая елку сверкающими нарядными игрушками! Этот обряд стал настолько привычным современному человеку, что кажется — он существовал на Руси вечно. Но, оказывается, впервые на Руси праздник елки был отмечен в 1700 г. Указ, изданный Петром I накануне Нового года, обязывал жителей украсить центральные улицы, ворота и дома «от древ и ветвей сосновых, еловых и можжевеловых». С тех пор там, где произрастает ель, закрепился на Руси обычай украшать приносимые в помещение елки, а в южных областях, где ели не растут, стали рядить молодые сосенки, которые все же называют елками. Ведь не скажешь «я пошел на сосенку» или «сосеночные игрушки».

До сих пор в деревнях существует обычай, который, пожалуй, древнее новогоднего. При закладке дома или после того, как было уложено три венца бревен, приносили плотники из леса маленькую елочку и сажали ее в переднем углу сруба. Елочка была своеобразным оберегом. Плотники и хозяева верили, что рядом с елочкой изба выйдет стройной, красивой и долговечной, что мир и согласие никогда не покинут ее. 

Весной зацветает черемуха, и почти одновременно с ней зацветает ель. Звучит это как-то непривычно, но все же ель цветет. Конечно, не так эффектно, как черемуха, но все же нельзя сказать, что цветение ее малозаметно. На темно-зеленых ветвях, словно новогодние свечи, торчат лилово-красные завязи шишек. Женские шишки величиной с лесной орех, а мужские с горошину. Не пройдет и двух недель, и женские шишки станут светло-зелеными, вначале вытянутся, а затем свесятся вниз, как миниатюрные гроздья винограда. А осенью на еловых ветвях будут покачиваться крупные шишки. В урожайные годы ель бывает густо усыпана шишками. «Много уродилось еловых шишек — к урожаю ярового, сосновых — ячменя», — приметили крестьяне.

Поднимите с земли созревшую шишку и рассмотрите внимательно. Чешуйки на ней расположены так, что каждая чешуйка перекрывает две нижние, в свою очередь ее перекрывают две верхние. Когда шишка висит на ветке, дождевая вода по ней, как по драночной, гонтовой или лемеховой крыше, стекает вниз. Невольно возникает предположение — не у шишки ли научились русские плотники покрывать лемехом главки церквей, а  гонтом и  дранью — крыши домов? Чешуйчатая кровля у шишки надежная, и спрятавшимся под каждой чешуинкой зернышкам не страшны даже проливные дожди. Перед дождем, при увлажнении воздуха, чешуйки прижимаются друг к другу еще плотнее, а в сухую погоду, наоборот, раскрываются, и созревшие семена на крылатых вращающихся парашютах медленно и осторожно опускаются вниз.

Некоторые охотники, грибники, лесорубы и прочие бывалые «лесные люди» даже утверждают, что еловая шишка не хуже барометра может предсказывать погоду. Если шишка ощетинилась — будет сухо, а если прижала чешуйки — жди дождя.

Не пройдут мимо еловых шишек любители мастерить различные поделки. Каких только шишек не встретишь под елью. А вот под раздвоенной березой груда взъерошенных, разлохмаченных шишек, а одна шишка торчит в развилке березы — здесь была мастерская дятла. Под елью, среди россыпи чешуек, лежат стерженьки, похожие на высохшие морковины, на кончике каждой «морковки» хвостик из десятка, а то и больше чешуек. Здесь поработала белка. Кроме нее никто не может так аккуратно обработать шишку. А вот шишки, у которых чешуйки отгрызены только наполовину,- работа мыши. Хотя почерк у всех разный, но конечная цель одна — извлечь из-под чешуйки вкусный и питательный орешек.

Работники леса тоже собирают вместе с шишками семена ели. Они служат посадочным материалом в лесопитомниках, а также используются как сырье для выработки жирного масла, идущего на изготовление лака.

За четкое ритмическое строение всех частей ели ботаники называют ее «математическим» деревом. Но художники, пожалуй, могли бы назвать ее еще и «графическим» деревом — за выразительный силуэт, который очень часто используют в графике, особенно там, где основным языком является язык символов. Силуэт ели можно встретить на товарном знаке, эмблеме или гербе, где ель символизирует лес. Три силуэта ели изображены на гербе старинного русского города Ельни, основанного в 1150 г. Раскрывая книгу, изданную в издательстве «Лесная промышленность», на титульном листе вы неизменно видите эмблему этого издательства, в которую включены условные контуры ели, символизирующей лесные богатства нашей страны. Силуэты деревянных шатровых церквей удивительно напоминают силуэты окружающих их елей. Быть может, поэтому деревянная архитектура русского Севера так органично сливается с окружающей ее природой.

Правильная коническая форма ели полностью зависит от верхней почки. Распускаясь каждый год, она дает побег, который точно по вертикали вытягивается вверх, образуя верхушку ствола и боковые почки, из которых лучеобразно на все четыре стороны вырастают затем боковые ветви — новая мутовка. И так из года в год, пока растет дерево, строится эта удивительная живая пирамида.

Сухие нижние ветви очень чувствительны к изменению влажности воздуха. В сухую погоду они поникают, а в сырую поднимаются и круто загибаются кверху. Это подметили охотники, по движению сухих еловых веток они довольно точно предсказывают погоду. Проезжая по железной дороге, вам, наверное, приходилось обращать внимание на странные ели, растущие в придорожных посадках. Толстые, изогнутые подобно бивням мамонта стволы — это бывшие ветки. После подрезки, которая обычно проводится весной в придорожных посадках, ели лишились главного побега. Боковые ветви стали вытягиваться вверх и постепенно каждая превращалась в самостоятельную елочку. В дальнейшей борьбе за право быть единым стволом победила только одна ветвь. И в память об этой драме навсегда остался серповидный уродливый изгиб ствола.

Чтобы иметь представление о еловой древесине, широко используемой в быту и промышленности, срежьте сухую ветку и внимательно рассмотрите все три разреза. Ель — спелодревесная порода. Древесина у ели желтовато-белая, иногда со слегка розоватым оттенком. На всех разрезах хорошо заметны годовые слои. Ранние, весенние слои более светлые, пористые и широкие, поздние, летние — темно-бурые, плотные и узкие. Сердцевинные лучи многочисленны, но настолько узки, что невооруженным глазом почти не заметны. Приглядитесь внимательно, и вы увидите на торце мелкие светлые точки. Ель — единственное в нашей стране дерево со спелой древесиной, имеющее смоляные ходы. На тангентальном и радиальном разрезах смоляные ходы видны в виде светлых черточек.

Древесина ели умеренно крепкая и мягкая, легкая и умеренно усыхающая. Она хорошо раскалывается в радиальном и тангентальном направлениях.

Еловую древесину часто путают с сосновой. На первый взгляд одна древесина мало чем отличается от другой, хотя они имеют различные физико-механические свойства. Как же отличить сосну от ели? Надо запомнить, что еловая древесина гораздо легче и мягче сосновой, на ней чаще встречаются мелкие заросшие сучки с характерным переливчатым блеском. И еще — древесина ели в большинстве случаев светлее сосновой.

Древние германцы придавали древесине ели особое, магическое значение. Во время одного из летних праздников на церковной площади средневекового города сжигали священный еловый кряж, предварительно расколотый и набитый еловыми щепками. Участники обряда старались заполучить обгоревшую щепку, веря в ее способность исцелять от лихорадки.

Во многих областях России ель довольно широко применяли в строительстве. В первую очередь, из еловых кряжей, вырытых из земли прямо с корнем (копаней), вырубали детали дощатой двускатной крыши, охлупки с коньками и курицы. Избу же рубили в основном из более прочных сосновых бревен. Но все же в иных местах избы возводили полностью из ели. Строители считали, что в такой избе дышится легко, и даже бытовала такая поговорка: «Изба елова, да сердце здорово».

При строительстве морских и речных судов, из корня с примыкавшей к нему частью ствола вырубали прочные и надежные шпангоуты. В быту же из копаней вытесывали заготовки для прялок-корневушек. Лопаски таких прялок богато орнаментировали трехгранно-выемчатой резьбой. Легкая и прочная древесина шла также на изготовление весел и лопат.

С незапамятных времен использовал человек извлекаемую из еловой древесины смолу — серку.

Дай мне, Ель, смолы тягучей,
Дай смолы своей и соку:
Засмолю я швы в пироге,
Чтоб вода не проникала.
Не сочилася в пирогу!

С такими словами обращается к ели индеец Гайавата, герой поэмы американского писателя Генри Лонгфелло. Подсачивать ель — значит погубить ее, ведь для этого необходимо в нижней части дерева полностью снять кору. Поэтому современные заготовители собирают живицу только с тех деревьев, которые предназначены для рубки.

Еловая серка — ценное сырье, применяемое в различных отраслях промышленности. После специальной обработки из нее получают заменитель импортного шеллака, идущего на производство граммофонных пластинок. Абиетиновая смола (винсол)-канифоль, добываемая из еловой серки, идет на приготовление нитролаков. В отличие от сосновой, еловая канифоль более теплостойкая и размягчается лишь при температуре 95—100°С. Она хорошо растворяется в спирте, но имеет темный цвет и довольно слабый блеск. Отбеленная и очищенная с помощью активированного угля канифоль применяется даже для склеивания линз в точных оптических приборах. Оказывается, показатель преломления света у нее наиболее близок к показателю преломления стекла. Клей из серки применяется также в бумажной промышленности для проклеивания различных сортов бумаги.

Еловая древесина также широко применяется в целлюлозно-бумажной промышленности, являясь ее основным сырьем. На переработку поступают очищенные от коры кряжи, а из коры извлекают дубильные вещества (танины) и смолу. У хороших хозяев не пропадает и хвоя, идущая на выработку хвойно-витаминной муки.

Но если целлюлозу и бумагу можно вырабатывать из древесины других деревьев, то при изготовлении музыкальных инструментов ель заменить нечем. Незаменима она при производстве пианино, скрипок, гитар, балалаек и многих других инструментов. Замечательные «музыкальные способности» еловой древесины человек подметил еще в глубокой древности. Старинный русский инструмент гусли мастера непременно выдалбливали из еловой колоды. «В лесу вырос, на стене вывис, на руках плачет, кто слушает — скачет». В загадке речь идет о старинном русском инструменте гудке — разновидности скрипки, который тоже выдалбливали из ели. Все это стало известно после раскопок археологами древнего Новгорода.

Но не всякая еловая древесина годна на музыкальные инструменты, нужна особая древесина — резонансная. Опытный специалист-бракер прямо на корню может отличить резонансную ель от обычной. Он знает, что резонансная ель растет чаще всего на северном склоне леса, где не очень печет солнце. Обращает он внимание и на землю, на которой растут ели. Земля под резонансной елью должна быть средней — не очень плодородной, но и не тощей. В таких довольно скромных условиях должна прожить резонансная ель примерно около ста лет. Да не кое-как прожить, а так, чтобы не погнула ствола и не сломала ветвей буря, не завелся под корой жук-короед, не появилась излишняя смолистость. Только после этого есть надежда, что будет петь еловая древесина в больших концертных залах.

Как доктор, выстукивает бракер каждое дерево молоточком, приложив чуткое ухо к его стволу. Обнаружив резонансную ель, он делает затес топором и маркирует дерево, чтобы знал лесоруб, какое дерево нужно рубить. Но бывает, что резонансные ели заготавливают на складах. На торцах отобранных бракером елей наносятся знаки: «р» — резонансная и «м» — музыкальная.

Окончательно определить достоинства еловой древесины можно только в мастерской после распиловки, просушки и выдержки. Резонансная ель не должна иметь сучков, завитков, крени и других пороков. Годичные кольца должны быть одинаковой ширины, а на радиальном разрезе прямыми и параллельными.

Французский исследователь XIX в. Савар подсчитал скорость прохождения звука в еловой древесине. Оказалось, что скорость звука в воздухе в 15—16 раз меньше, чем в еловой древесине. Было множество попыток заменить древесину ели другими древесными породами, но ни одна из них не увенчалась успехом. Специалисты считают, что вряд ли удастся скоро найти материал, подобный по  свойствам акустики резонансной ели.

«Музыкальные способности» ели проявляются порой совсем неожиданно. Вдруг запоет еловая древесина в предметах, которые не имеют к музыке никакого отношения. Быть может, не случайно знаменитые вологодские кружева плетут чаще всего на легких еловых коклюшках. 10—12 пар коклюшек перебирает одновременно в руках кружевница. Соприкасаясь друг с другом, коклюшки издают мягкие негромкие звуки, напоминающие звуки ксилофона. Кажется, что это звучит музыка, рожденная в душе кружевницы, и становится зримой в витиеватом плетении кружева. Несколько кружевниц — это уже целый «оркестр». И не случайно заказывают мастерицы коклюшки чаще всего из ели — ведь певучая резонансная древесина вологодской ели славится давно у музыкальных мастеров нашей страны.

© 2017 — woodmagic.ru
Все права защищены